Министерство образования и науки Российской Федерации
Первая Национальная Школа Телевидения
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования

Грачева Мария Михайловна

На телевидении с 1966 года. Работала на Шаболовке в Московской редакции, затем перешла в Молодёжную редакцию ЦТ. Принимала участие практически во всех программах «молодёжки»: «Алло, мы ищем таланты», «Город мастеров», «Аукцион», «А ну-ка, парни», «А ну-ка, девушки» и др.

В 1989г. в момент основания ВГТРК начала работу в этой новой компании. В 1990г. в структуре ВГТРК была создана студия «Рост» - детского и юношеского вещания. Принимала непосредственное участие в её формировании и стала заместителем директора этого ТПО. За детскую информационную программу «Там-Там Новости» ТПО Рост была удостоена премии ТЭФИ.

Параллельно занималась педагогической деятельностью. Создала телевизионный лицей на базе одной из Московских школ. Преподавала в ГИТРе на факультете организации производства. В 1997г. – стала зав. кафедрой дизайна и режиссуры факультета рекламы Московского Гуманитарного Университета.

Преподает в Школе Телевидения и Дизайна (продюсирование телепрограмм).

Генеральный продюсер телекомпании «Юго-Запад».

Член Международной Академии телевидения и радио.

Разговор с Мастером.

Корр. - Что привело Вас в Школу Телевидения и Дизайна?

М.М. - Ответ прост: столько знаний скопилось, что пришла пора их отдавать.

Корр. - Мария Михайловна, расскажите, пожалуйста, про Ваш телевизионный опыт?

М.М. - Ох.. Это началось так давно… Тогда, наверное, не родились еще и родители тех ребят, которые сейчас у меня учатся.

В 1966 году я закончила школу и случайно попала на телевидение. Для меня телевизионный путь начаться с работы помощником режиссера в московской редакции. Потом была долгая заграничная командировка, в которой я работала корреспондентом. А по возвращении я оказалась в Госкомитете по телевидению и радиовещанию. Но выяснилось, что без эфира я не могу. Эфир – это бог, который не прощает некоторых ошибок. И у тебя есть два пути: либо понять это, принять и остаться на телевидении навсегда, либо осознать, что это не твое и вовремя уйти навсегда. Именно это я говорю своим студентам в самом начале нашей работы. Иногда спрашиваю у только что поступивших ребят: «А что вас сюда, в школу, привело?». И часто отвечают: «Хотим попробовать.» или «Любопытно, вот и пришел» А пробовать или любопытствовать-то как раз и нельзя. Телевидение – очень дорогая игрушка, мир со своим характером, который не любит тех, кто пришел попробовать, поиграться и не настроен на то, чтобы связать свою жизнь с этим миром. Поэтому в случае выбора этой, телевизионной профессии, решение должно быть особенно взвешенным и сто раз продуманным. Да, я знаю достаточно людей, которые приходили на телевидение и довольно быстро отказывались от него, уходили. И никто из них не сделал попытки вернуться обратно. Еще раз повторю: в этом мире все четко, либо он – твой, либо – чужой, и понимаешь это довольно быстро.

Корр. – Мария Михайловна, по Вашим наблюдениям, у тех ребят, которые сейчас приходят к Вам учиться, есть желание, внутренняя потребность менять что-то в мире телевидения?

М.М. – Да. Есть, это несомненно. Я работаю с теми студентами, которые выбрали менеджерский путь, они – будущие продюсеры. И я вижу, что им очень хочется привнести в телевизионный мир что-то новое. При этом они совсем не настроены все ломать до основания, а затем… Они как раз понимают, что разрушать ни в коем случае нельзя. Многие мои студенты считают, что телевидение нуждается в расширении границ жанров, тем, форматов. Ребята спрашивают у меня, как возрождать детское телевидение, как делать то, это, и я понимаю по их вопросам, что они четко видят все недостатки телевизионного настоящего, всю однобокость, узость, и готовы работать, чтобы создавать более разнообразное, более ориентированное на все без исключения группы зрителей телевидение будущего. Трудно ли им будет? Да, трудно. Потому что изменение чего-то существующего – это всегда преодоление массы препятствий. И они это понимают, и я им это не устаю повторять. Но пока они настроены и преодолевать, и работать, и изменять.

Корр. – А есть ли еще какие-то важные истины, которые требуется доносить до будущих телевизионных продюсеров?

М.М. – Есть еще одна. Я своим студентам говорю, что они должны уметь держать удар и не ломаться. И, возможно, такое умение важнее, чем все профессиональные, специфические. Что толку от хорошо подготовленного преподавателями начинающего продюсера, который знает все тонкости технологии телепроцесса, финансовые нюансы, основы медиапланирование и т.д., если в нем нет внутреннего стержня, твердости, умения принимать решения и нести за него ответственности? Такой человек в профессии не состоится.

Корр. – Расскажите про ту аудиторию, ради которой Вы работаете, про слушателей Школы Телевидения и Дизайна?

М.М. – Это я всегда делаю с удовольствием. Потому что ребята, которые приходят к нам учиться, - это интересные, яркие, часто талантливые, жадные до знаний люди. Как те, кто уже имеет высшее образование, например, в моих группах будущих продюсеров большинство – это те, кто уже получил экономическое или юридическое образование. Как и те, кто приходит к нам, имея только школьный аттестат. Почему приходят к нам? Многие считают, что в школы телевидения приходят неудачники, не сумевшие поступить в ГИТР или ВГИК или на журфак МГУ. Нет, это не так. Просто сейчас для многих становится очевидно, что учится телевизионной специальности пять лет – это слишком долго, избыточно долго. Понятно, что ВУЗы дают высшее образование, у них госпрограмма, которую они не могут сократить. Но телевизионному журналисту не нужно 5 лет обучения, ему нужно получить конкретные теоретические знания, практические навыки и работать, работать, работать. Вот мы предоставляем именно такую возможность. Но вы не думайте, что в рассказе о слушателях школы у меня есть только мед и патока. Ложка дегтя тоже найдется. Часто приходят мальчики и девочки, которые очень смутно представляют себе, за чем они пришли.

- Кем ты себя видишь на телевидении?

- Ведущим ток-шоу.

Вот это очень частый диалог. Особенно этим грешат девочки. Для них зачастую нет разницы между профессией модели или телеведущей. В модели не берут из-за роста или парочки лишних килограммов, вот они и идут учиться на телеведущую. И для них становится открытием, что учиться надо всерьез, что уметь надо очень многое, что телеведущий – это не только красивая внешность, но и множество других куда более важных требований. Но, наверное, это не является спецификой только Школы Телевидения и Дизайна, люди в юном возрасте вообще часто не очень отдают себе отчет в том, какова та или иная реальность. Это все проходит, это не страшно.

Rambler's Top100