Министерство образования и науки Российской Федерации
Первая Национальная Школа Телевидения
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования

Курский Леонид Дмитриевич. Фотомастерство

Курский Леонид Дмитриевич

Мэтр отечественной фотографии.
Всю жизнь преподает фотографию в различных учебных заведениях.
Автор и соавтор пяти учебных книг по фотографии.
Член творческого Союза фотоискусства.
Работает преподавателем фотографии в Московском государственном академическом художественном училище памяти 1905 года, в Московском государственном университете сервиса и в Школе Телевидения и Дизайна.

Разговор с Мастером.

Корр.- Леонид Дмитриевич, Вы преподаете фотомастерство. Что главное в этом процессе?

Л.Д. – Я всегда говорю о том, что существует три основные заповеди:

  1. научить нельзя – научиться можно;
  2. тот, кто хочет, - ищет способ, кто не хочет – ищет повод;
  3. сначала научись фотографировать так, как надо, а потом – так, как хочешь.

Но надо сказать, что принцип: «снимай, как хочешь» - он сегодня превалирует в умах. Почему? Потому что вся атмосфера окружающего нас мира сегодня держится на желании подменить понятия. То, что еще несколько десятилетий назад, назвали бы мазней, халтурой или графоманством, сегодня уважительно называют арт-объектом с авторским видением. Даже понятие авторской орфографии и пунктуации появилось. То есть человек, возомнивший себя литератором, может не напрягаться грамотным изложением своих мыслей, если что – его безграмотность можно выдать за авторский стиль. И, конечно, в сегодняшнем мире каждый, кто берет в руки фотоаппарат, через 10 кадров начинает чувствовать себя профессиональным фотографом. К сожалению, это печальная страница нашей жизни. В том числе изобразительного искусства и фотографии. Еще добавлю… Есть множество компьютерных программ для обработки фотографий, ну, например, Photoshop. Эти программы позволяют любому человеку, даже абсолютно не знающему принципы композиции, изобразительных средств и всю остальную теорию, которая является основой для работы с фотографией, творить со снимком все, что приходит в голову. В итоге что мы имеем? Ну, например, глянцевые журналы, на страницах которых можно увидеть настолько зализанные снимки с задранным контрастом, с поднятой нf невероятную высоту насыщенностью, что к фотографии, как к искусству, как к мастерству, это перестает иметь вообще какое-то отношение. От художественности не остается ничего. Для того, чтобы пользоваться Фотошопом, нужна не только компьютерная грамотность, но и общая культура, и какие-никакие знания по теории изобразительности.

Возьмите в руки фотографии столетней давности. Приглядитесь внимательнее. Они же на голову выше сегодняшних фото-шедевров. Даже при том, что сейчас фотография у нас цветная, есть масса технических средств, процесс фотографирования и фотопечати облегчен до предела. Осталось только выпустить в продажу фотоаппараты с одной кнопкой – кнопкой «Шедевр».

Корр. – Я с Вами согласна. Но думаю, что такое сегодняшнее положение вещей – это просто этап, который надо прожить, чтобы перейти на следующий уровень.

Л.Д. – Да, конечно. Но это может затянуться и сказаться роковым образом на будущем. Почему? Потому что для выживания любого искусства, любого мастерства нужна преемственность от поколения к поколению, у нас в стране ее не стало более 20 лет назад. Как раз тогда, когда на нас обрушился поток западной культуры, скорее даже западного образа жизни. С прилавков исчезли книги по фотографии наших мастеров, зато появились книги фотомастеров с Запада. Я не говорю, что наши лучше, а чужие – хуже. Но фотография разных стран возникала и развивалась разными путями. И это очень важно. В итоге сейчас мои студенты, только приходящие в Школу Телевидения и Дизайна, западных фотографов знают лучше, чем отечественных. И обратите внимание – чтобы найти сейчас хорошую книгу по истории отечественной фотографии – это надо много времени потратить. А важного, ценного, полезного в том пути, который прошло наше фотоискусство – очень много. Важного, ценного и полезного и для сегодняшних, современных фотографов.

Корр. – Леонид Дмитриевич, я неоднократно слышала о том, что Вы – последний из могикан пленочной фотографии. Это так? Почему вы предпочитаете пленку?

Л.Д. – Да, это так. Но цифра сейчас наступает по всем фронтам. Особенно, в обучающем процессе. Если же говорить о пленочной фотографии, то необходимо сказать, что там больше возможностей для самосовершенствования. Сначала вы снимаете, потом проявляете и получаете возможность увидеть, что же вы там натворили. И в процессе печати вы имеете возможность вернуться на шаг назад и еще раз понять, что вы снимали, как вы видели, да еще и с критическим отношением. То есть пленка дает возможность быстрее продвигаться вперед, обучаться с большей эффективностью. Это момент совершенствования видимого мира и освоения фотографического изображения, даваемого объективом. Геометрическая оптика, которая присутствует с неизбежностью, поскольку без нее не будет фотоаппарата, она рисует мир чуть иначе, чем мы видим его глазом. Это перспектива сугубо геометрическая. Наш глаз работает так же: двухсантиметровый по фокусному расстоянию объектив, причем с некоторыми несовершенствами, но картинку мы не глазом видим, в глазу только электрические сигналы, картинку складывает мозг. Важно то, что мозг трансформирует сигналы из глаза таким способом, который сформировался за всю нашу предысторию,  не только человеческую, но и вообще всего живого. Наш орган зрения изначально способствовал выживанию. 90 процентов информации, которую мы получаем, мы получаем через зрение, остальные органы чувств вспомогательные, они не способны полностью заменить нам зрение.

Визуальная перспектива же категорически отличается от того, что показывает объектив. А так, как это перспектива 5-метровых и близких к тому расстояний, то начинающие фотографы неизбежно ошибаются, делая кадр, и не учитывая специфику зрения, специфику объектива и реальности. Это неизбежные ошибки возникают потому, что мало кому приходит в голову изучать принципы визуальных изображений. А это основа основ. Кстати сказать, зарубежные авторы учебников по фотографии о визуальной культуре не пишут ни слова, в чем кроется большая ошибка. И многие наши фотографы осознают ее в процессе обучения, когда сталкиваются с тем, что не получается того, что задумывалось. А почему? Потому что вот эти азы визуализации оказались не изученными, не понятыми. И это приводит к тому, что уходит индивидуальность из фотографии, все начинающие фотографы снимают одинаково, банально, с высоты своего роста, потому что их не научили видению и культуре исполнения того, что они видят.

Корр. – Еще у меня есть к Вам вопрос немного из другой области. Этика и работа фотокорреспондента – как они сочетаются?

Л.Д. – Начну с примера. Вот буквально вчера ехал в метро и над эскалатором увидел большой рекламный щит, на котором написано: «За каждой скандальной историей наблюдают «Папарацци», это реклама журнала. И второй пример. Рассказывал Бальтерманц Дмитрий Николаевич. Он был в Соединенных штатах в гостях у коллеги. И они вдвоем шли по Бруклинскому мосту, который известен как мост самоубийц. И как раз в этот момент какой-то бедолага решил с него сигануть. Дмитрий Николаевич кинулся его хватать и держать, а его коллега в то же время торопливо выхватил фотоаппарат. Вот разница подходов. Коммерциализация нашей жизни, желание жить по западному образцу, к сожалению, привели к тому, что и некоторые наши репортеры при виде пожара не побегут спасать людей, а схватятся за камеру. И наблюдать за скандалами – это уже стало профессией, что следует из моего первого примера. Что такое хорошо и что такое плохо – непонятно многим, в том числе и фотографам.

Корр. – Понятно, что подобным прописным истинам нужно обучать человека в детстве. Это должна делать семья. А имеет ли право преподаватель, работающий уже с вполне сформировавшимися людьми, говорить об этом с ними?

Л.Д. – Не только имеет право, но и обязан. Профессиональная этика – это часть обучающего курса, она необходима. А если говорить о репортерской работе, то скажу, что в ней еще очень важна предрасположенность. Необходима определенная стрессоустойчивость, настырность, динамичность, психологическая стабильность. Это же марафон, изматывающая деятельность, которая не всем по силам.

Корр. – Леонид Дмитриевич, давайте теперь поговорим о Вас. Вы давно преподаете?

Л.Д. – Да. Давно. С начала 60-ых.

Корр. – Ого! А поколения Ваших учеников за все это время сильно отличаются друг от друга?

Л.Д. – Первое, что могу сказать: процент талантливых, увлеченных не меняется от поколения к поколению. Но, конечно, различия есть. И корни этих различий во времени, в окружающих обстоятельствах. Когда в 60-ые я начинал преподавать, все общество было на подъеме, и это влияло и на обучающуюся молодежь. Тогда надо было экзамен держать, конкурс проходить, чтобы попасть в число слушателей. Лет 15 назад картина уже была другой: было много лишних людей, которые пришли на ученическую скамью по самым разным причинам, например, чтобы родители отстали и т.д. Сейчас же мои ученики оплачивают свое обучение в Школе Телевидения и Дизайна, поэтому и отношение серьезнее. Но помимо слушателей в обучении задействованы еще и педагоги, ведь так? И вот это тоже проблема. Потому что многие сегодняшние педагоги по фотомастерству (я не говорю, конечно, о педагогах нашей Школы) оказались в этой роли не по устремлению, а по причине каких-то жизненных обстоятельств. Хороший преподаватель обязан быть и мастером в том предмете, которому обучает, и талантливым педагогом, иначе толку не будет. А вот таких мало, исчезающее мало. Поэтому часто слышу жалобы на то, что человек пришел на какие-то фотокурсы, отдал деньги, потратил время, а на выходе – не то, что совсем ноль, но близко к тому. Преподаватель не смог научить даже при наличия желания у его учеников учиться, вкалывать, стараться. Хотя и педагогов тоже винить как-то не с руки. У нас нет методического центра, нет центра подготовки преподавателей. То есть сейчас никто и нигде не готовит преподавателей фотографии, никто не поможет какими-то методическими разработками и т.д.

Корр. – И последний вопрос. Общеизвестно, что люди по способу восприятия информации делятся на аудиалов, визуалов и кинестестиков. Фотография же – чисто визуальное искусство. Насколько реально аудиалу или кинестетику стать успешным фотографом?

Л.Д. – Безусловно реально. Психологи неоднократно высказывались по этому поводу. И они способны посоветовать, как именно преодолеть свои врожденные склонности, не подавив их, а в плюс к ним развив другие, в нашем случае визуальные способности. Сейчас это не проблема. Да, конечно, скорее всего такой человек в список лидеров мировой фотографии не войдет, но стать успешным, хорошим фотографом для него вполне реально.

Rambler's Top100