Министерство образования и науки Российской Федерации
Первая Национальная Школа Телевидения
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования

Санков Валерий Евгеньевич. Литературное редактирование

Санков Валерий Евгеньевич

Журналист. Кандидат филологических наук, преподает в Литературном институте им. А.М.Горького и в Школе Телевидения и Дизайна (дисциплина: «литературное редактирование»).

Корр. – Валерий Евгеньевич, в школе Вы преподаете работу со словом. А когда и как Вы решили, что Ваш путь – это журналистика, писательство?

В.Е. – Я знал, что буду писать, наверное, еще тогда, когда родился. А чуть позже - стал пишущим журналистом. Это единственное, что я делаю с удовольствием.

Корр. – А никогда не было искушения попробовать что-то другое?

В.Е. – Внутри моей профессии бывает столько искушений, у нее столько ипостасей, что этого вполне хватает для того, чтобы не чувствовать себя пленником тесной клетки. При этом журналистская стезя предоставляет довольно большую свободу. Я могу работать, ничем себя не насилуя, но при этом все время пробуя что-то новое. Я работал в газете, в агентстве, я бывал в длительных командировках, я защитил диссертацию у Ясена Николаевича (примечание - Засурского, декана факультета журналистики МГУ). При этом пока готовил диссертацию, у меня не было ощущения, что я делаю тяжелую работу. Мне было настолько интересно, что 2 года пролетели очень быстро, и работа над диссертацией показалась мне легкой и увлекательной.

7 лет назад я вернулся в Москву из очередной командировки в Германию. В штате работать не хотелось, а в Германии я впервые попробовал себя в преподавательской деятельности. И у меня получилось. Поэтому, вернувшись домой, я пошел преподавать журналистику. Но и работу с текстом не забросил, параллельно сотрудничал с одним журналом, поставляя им статьи. Сейчас у меня есть и свои проекты, пишу книги, пытаюсь их издавать. В Школе Телевидения и Дизайна я чувствую себя на своем месте: я – пишущий человек, знающий, как работать со словом, при этом я хорошо знаю всю журналистскую кухню – достаточно поработал и в прессе, и в информационных агентствах. Посему студентам могу с равным успехом преподавать и теорию, и практику.

Корр. – А как можно научить или научиться писать? Это же талант: либо дано, либо нет.

В.Е. – С какой-то точки зрения – да. И поэтому я сильнее всего вкладываюсь в тех ребят, которые хотят, у которых есть запрос на это, в которых есть дар, пусть и в зачаточном состоянии. Но иногда к нам приходят и другие, те, кто, говоря грубо, двух слов связать не может, но при этом встает в позу: «А я так пишу! Это мой авторский стиль!» И вот таким трудно, а то и невозможно объяснить, что в их текстах нет не то что стиля, но и вообще хоть какой-то мысли, а иногда и просто элементарной грамотности тоже нет. Но учить надо и таких. Поэтому я делаю то единственное, что могу делать в этой ситуации: я заставляю их писать. Много, часто. То, что называется, набиваю, ставлю им руку. Они – будущие редакторы. И я абсолютно уверен в том, что редактировать может только тот, кто сам чувствует слово, владеет им, способен грамотно, адекватно изложить любую мысль, донести ее до читателя. Поэтому мои студенты постоянно пишут. И обязательно каждый написанный текст мы разбираем. Причем, не я это делаю в первую очередь, а они сами. Вот я дал задание, они приходят на занятие и по моей просьбе приносят ксерокопии своей работы, чтобы можно было раздать всей группе. Все читаем, а потом они сами друг друга рецензируют. Я только в финале подвожу итог, собирая в единое целое все комментарии, отзывы, критические замечания, ну и добавляя что-то свое в силу своего опыта. Это очень полезная практика. Проверить свой текст на аудитории, выслушать мнение не одного человека, например, преподавателя, а всех своих коллег, всей группой попытаться отредактировать какие-то неудачные места текста – это и полезное, и интересное, и очень творческое занятие. Вообще моя задача – донести до студентов мысль, что слово, язык – ткань очень сложная, требующая серьезного отношения. И я надеюсь, что мне это удается.

Корр. – А бывали ли случаи в Вашей практике, когда приходит к Вам студент, показывает какие-то свои работы, и Вы понимаете, что в них есть Божья искра, что у человека не просто способности, а талант?

В.Е. – Да, конечно. Иногда принесут что-то, я прочитаю и загораюсь тут же, думаю: «Вот у человека литературный дар во всей красе!». Правда, подчас чуть позже выясняется, что студент не свою работу принес, а из Интернета скачал, украл и присвоил. Нет, я не кидаюсь тут же обвинять и развенчивать. Жду, когда сам человек осознает, что воровать чужое – это не только неприлично, нехорошо, но и бесполезно. И, знаете, осознают. А бывает, что действительно по-настоящему талантливые ребята приходят. Не так давно одна моя студентка принесла мне свой текст, который меня потряс, восхитил. Я его размножил, в университет носил, коллегам показывал. Но даже таким изначально талантливым  людям нужны и определенные профессиональные знания, навыки. Поэтому и для них обучение бесполезным не будет.

Rambler's Top100